Советская разведка с финским акцентом

Финско-финская война на Карельском фронте

 Эмилия Ильяйнен

Читаем субботний номер газеты «Красная звезда» от 14 февраля 1942 г., ведущего печатного органа СССР во время Великой Отечественной войны. В номере сводки с фронта, заметки о героизме советских людей на передовой и в тылу, международные новости. На стр. 2-3 указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями начальствующего и рядового состава Красной армии» за подписью председателя Президиума Верховного Совета СССР М.Калинина и секретаря Президиума Верховного Совета СССР А. Горкина. Список награждаемых содержит сотни имен и фамилий командиров и бойцов РККА разных национальностей. Присутствие в этом списке военнослужащих с финскими именами и фамилиями, вероятно, вызовет удивление у современного читателя. Финляндия была врагом СССР  и воевала на стороне фашисткой Германии.

Но с другой стороны в марте 1940 г. была образована Союзная Карело-Финская Советская Социалистическая республика. До войны финны составляли не более 2% ее населения. Многие из них были не коренными жителями Карелии, а переселенцами из Финляндии. Чаще всего финны мигрировали в СССР по политическим мотивам, искренне веря в коммунистические идеалы. Красные финны оставили яркий след в истории советской Карелии. Но во время Большого террора они же попали под каток репрессий в первую очередь. 

   
        С началом Великой Отечественной войны финны попали в список "неблагонадежных" народов. Советское правительство издает ряд приказов о массовых депортациях финского населения, о снятии с фронта военнослужащих финской национальности и переводе их в трудовую армию. Но тяжелая обстановка на фронте вынуждала менять национальную политику.

Почти каждая финская семья в СССР подверглась до войны репрессиям. Но их последствия могли оказаться самыми разными. Вне зависимости от национальности на фронт стремились те, у кого по понятиям сталинского времени была ”плохая анкета”. Война давала им возможность ”реабилитироваться” в глазах советской системы. Гибель на войне казалась меньшим злом, чем мучительная смерть на трудовом фронте или лагере.  Продолжала работать и пропагандистская  машина,  а репрессии воспринимались как временное недоразумение.

Но вернемся к статье 1942 г. Объединяла этих военнослужащих не только принадлежность к одной национальности и исторической родине. Они были разведчиками. О самих награждаемых информация крайне скупа: награда, звание, фамилия, имя, отчество. Но благодаря современным информационным технологиям мы можем узнать, за какие подвиги они были награждены, проследить дальнейшую судьбу.

В Карелии не было крупных сражений, но не было и катастрофических поражений.  Леса и болота  делали невозможным окружение крупных войсковых соединений.  Когда финское наступление было остановлено в 1941 г., Карельский фронт оставался самым стабильным.  Для действия разведки с обеих сторон такие природные условия были благоприятными.

В состав 7-й армии Карельского фронта входило воинское соединение, которое официально не было национальным, но именно в нем служило наибольшее количество финнов. Во время Зимней войны на территории Ленинградского военного округа была сформирована Финская народная армия. Она комплектовалась преимущественно по национальному признаку из финнов, карел, вепсов. После заключения мира с Финляндией ФНА была переформирована в 71-ю стрелковую дивизию. Снятие с фронта военнослужащих финской национальности привело бы к значительному сокращению личного состава и потери боеспособности воинского соединения.

В этой дивизии служил лейтенант Кукконен Йорма Эдуардович, награжденный  орденом Ленина. Он родился в 1912 г.  в Хельсинки. В 1928 г. вместе с родителями переехал в Советский Союз в Карелию. Проживал до войны в Петрозаводске, участник финской компании. В начале войны в 71-й стрелковой дивизии  не было разведывательного подразделения. Кукконен Й.Э., служивший до этого в автотранспортных частях, создал его по личной инициативе из добровольцев.

 

Йорма Кукконен
      Разведывательный батальон Кукконена ходил в тыл врага  на 120 км. Разведчики разных национальностей были одеты в финскую форму, хорошо знали обычаи противника. Сам Кукконен говорил лучше по-фински, на русском языке он говорил с  небольшим акцентом. Во время редкого отдыха он  рассказывал о разведпоходах своему радисту Гюннинену Э.М (1921-2016).  Например, как он взял в плен финского офицера. Все происходило  в глубоком тылу в 100 км от передовой.  Кукконен вышел на дорогу в финской форме. По шоссе на велосипеде ехал  офицер. Кукконен огляделся, убедился, что никого не было.  Когда офицер подъехал, он сказал ему:

— Господин офицер, я очень сожалению, но Вы мой пленник. 

Офицер решил, что это шутка, засмеялся. Из  кустов выскочили два бойца Кукконена, схватили   финского офицера. В другой раз группа не ставила задачу брать пленных. Целью было выявить расположение противника. Но на встречу разведгруппы ехал санитарный автобус с раненными военными. Все его пассажиры оказались в плену.

Но были и досадные недоразумения, которые по счастливой случайности не заканчивались трагедией. О бое в 20-х числах июля 1941 года вспоминает Йорма Кукконен.  «В это время наш дозор доложил о движении по просеке, вдоль которой мы отошли в лес, группы финских солдат, численностью в 20 человек.  Организовав засаду, решил вступить в бой и захватить пленного. Однако бой не состоялся.  Когда я намеревался подать команду к бою, кто-то из группы закричал мне: «Не стреляйте, свои!».  Причем назвал мою фамилию и имя. Оказалось, мы едва не вступили в бой с нашей диверсионной группой, получившей задание в этом же районе. Командир диверсионной группы Ойво Кокко  - до войны преподаватель физкультуры в петрозаводском педтехникуме, бойцы Тойво Ромпайнен и Вилле Веса – артисты финского драмтеатра и другие были мне хорошо знакомы по довоенным годам»[1].

Ойво Кокко

Г.Н Куприянов, первый секретарь ЦК КП(б) Карело-финской ССР, член Военного Совета Карельского фронта, вспоминает о нем. «Нельзя не сказать и о таком замечательном человеке, как заместитель начальника разведотдела штаба партизанского движения И.Э.Кукконен. В начале войны он был командиром особой разведгруппы 71-й дивизии, затем командиром особого отряда для действий в тылах противника. Это был отважный разведчик. И если говорить о начале партизанской войны на Севере, то оно связано с действиями возглавлявшейся им небольшой разведгруппы во вражеском тылу в районе Корписелькя – Вяртсиля в первых числах июля 1941 года. Он был первым офицером 7-й армии, которого вскоре наградили орденом Ленина». [2]

Непосредственное начальство Кукконена ходатайствовало о более высокой награде.  В октябре 1941 г. лейтенант Кукконен был представлен к звезде "Героя Советского Союза". Из наградного листа: «…за время пребывания командиром разведывательного взвода отдельного разведбатальона 71-й стрелковой дивизии с 15.7.41 г. проявил исключительный героизм, бесстрашие и отвагу в выполнении боевых задач, действуя все время в глубоком тылу противника. Захватом пленных и документов лейтенант Кукконен установил 16.9.41 г. места расположения штабов: 2-й егерской бригады и 1-го егерского батальона.

16.9.41 фланговые действия наших подразделений успешно разгромили указанные штабы противника: штаб бригады, штаб 1-го егерского батальона. Там же разгромлен резерв 2-й бригады 1-го егерского батальона кадрового состава, что способствовало успешному выполнению приказа командующего 7-й армии о переходе частей дивизии 15.9.41 г. в наступление. В результате  дивизия, сбив оборону 2-й егерской бригады… отбросила противника с большими для него потерями. Приказ командарма 7-й армии 71-й стрелковой дивизии выполнен.

Действиями в тылу противника разведгруппы лейтенанта Кукконена уничтожено: легковых автомашин - 2, грузовых - 3, из них одна с боеприпасами, две - с людьми. Расстреляно и сожжено в тылу противника: солдат – 27, офицеров – 5. Захвачены трофеи: станковых пулеметов – 1, ручных пулеметов – 1, автоматов "Суоми" - 1, пистолетов "Парабеллум" – 2, винтовок – 8, карабинов – 3, велосипедов – 5, гранат 80 мм – 4 коробки, ручных гранат – 20, противогазов – 27, винтпатрон – 1500 шт., патрон к "Суоми" 400 шт., диск к пистолетам "Суоми" – 4, финских ножей – 2, компасов – 2. Кукконен достоин высшей правительственной награды».

Куприянов Г.Н 

   Г.Н. Куприянов продолжает: «В 1942 г. И.Э. Кукконена направили в штаб партизанского движения заместителем начальника разведотдела, и в этой должности он находился до конца войны с Финляндией.  Постоянно находясь в партизанских отрядах, И.Э. Кукконен умело передавал командирам и бойцам свой богатый опыт разведчика».  Но перед  назначением на высокую должность с  Кукконеным произошло еще одно событие, о котором невозможно было написать в советской литературе.

Радист Гюннинен Э.М. 

По другим советским источникам  в 1942 г. Кукконен был переведен на Волховский фронт.   Но 3-го апреля 1942 г. выходит приказ  наркома РККА «Об изъятии из действующей армии бойцов финской национальности и переводе их в рабочие колоны НКВД». В отношении Кукконена приказ был исполнен сравнительно мягко. Йорма Эдуардович продолжал службу в армии с сохранением офицерского звания и назначен преподавателем в военное училище. По воспоминаниям радиста Э.М. Гюннинена, что  Кукконен отправился в штаб Сибирского военного округа. Часовой не пропускал его. Тогда Кукконен снял часового, пришел к начальству и спросил:

- Почему меня, боевого офицера, орденоносца, поставили на такую унизительную должность?

Начальник обещал разобраться, в итоге Кукконен был определен помощником начальника разведки штаба партизанского движения Карельского фронта.  Весной 1944 г. ему присвоено звание майора. Летом, в ходе боевых действий в Финляндии в направлении деревень Иломанси и Суоярви, он служит на передовой. В 1943 – 1944 гг. в финской армии началось массовое дезертирство, особенно на севере в труднодоступных районах. Кукконен вступил в контакт с бойцами финской армии на свой страх и риск без согласования с вышестоящими командирами. Бойцы финской армии были готовы воевать против своей армии.

Кукконен передал информацию начальству, предложил вооружить этих людей и привлечь их на советскую сторону. Но советское командование не одобрило эту смелую идею, которая кажется  неправдоподобной. Но еще с 1943 г. и финны, и немцы начали готовиться к выходу Финляндии из войны, итогом такой подготовки стала Лапландская война. Финны оказались, таким образом, в ситуации, в которой уже побывали Италия и Румыния. После перехода на сторону антигитлеровской коалиции  были бывшие союзники фашистов вынуждены своими силами добиваться освобождения своей территории от немецких войск. 

Если обратиться к финским источникам, то отношения с бывшими соотечественниками были как с обычными врагами на войне. Финский ветеран Ниило Кеньякка, воевавший в Восточной Карелии, оказался в одном шаге от смерти. Его часть располагалась недалеко от Ладожского озера. 11 июня 1944 г. его подразделение было атаковано. «В избу ворвалось 5-6 хорошо вооруженных врагов.  Человек с пистолетом-пулеметом в руке прокричал по-фински: "Кто здесь офицер?" Это был финн, мелькнуло у каждого в голове, и он на стороне врага.  Негодование охватило каждого, но одновременно появилась небольшая надежда, что хотя бы финн может пожалеть нас и оставить в живых».[3] Но выжить удалось только тем, кто оказался вне поля зрения  разведотряда или успел сбежать. По приказу Кукконена раненные были добиты, а деревянные постройки сожжены вместе с трупами.  Йорма Кукконен неоднократно упоминается на страницах финской исторической литературы. Исследователь Сеппо Суденниеми в книге "Тени тайной войны" пишет: «Командиром группы оказался майор Кукконен. Когда десять наших пленных военнослужащих доставили в советских штаб, он допрашивал перед их расстрелом». [4]

После выхода Финляндии из войны, майор Кукконен вновь оказался в глубоком тылу, теперь в Горьковской области. Его фамилия значится в личном составе военно-мотоциклетного училища. Последняя награда, которую он получил, была медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г." Скончался 08.10.1985.

Награду получил не только командир особой разведгруппы, но его подчиненный. Орденом "Красное знамя" был награжден Хиукка Лаури Вильямович, красноармеец, рядовой, 1920 г.р.  «Товарищ Хиукка добровольно изъявил желание пойти в разведотряд штаба 71-й стрелковой дивизии. С 15.7.41 все время, действуя в глубоком тылу противника, проявил исключительный героизм, бесстрашие и отвагу в выполнении боевых задач. 20.07 красноармеец Хиукка захватил пленного  и документы в районе полуострова Нятя-оя.

Находясь все время в непосредственной близости,  обеспечивает безопасность командира взвода лейтенанта Кукконена. 3.9.41 в районе восточнее  озера Пелдо он вышел на дорогу и после обстрела забросал бутылками две автомашины с боеприпасами и продовольствием, забрал пленного и документы, чем было установлено действие артиллерийского дивизиона 2-й егерской бригады.

2.9.41 в районе деревни Раван-гора во время большого движения автотранспорта противника была обстреляна автомашина с людьми – убито 13 солдат и один офицер. В это время товарищ Хиукка успел забрать в машине документы у убитых, три винтовки и лично вынес станковый пулемет противника. 15.9.41 товарищ Хиукка из горящей машины с боеприпасами захватил документы у убитого шофера, чем было установлено действие 5-го егерского батальона. Товарищ Хиукка, действуя в глубоком тылу,  всегда впереди, в самые трудные и опасные действия идет первым».

В числе награжденных оказались также разведчики других частей  Карельского фронта. Красноармеец Луото Вейс Ермович  1924 г.р. был награжден орденом "Красная звезда". В ряды РККА вступил  добровольно, служил в разведроте штаба 7-й отдельной армии. В июле 1941 г. участвовал в боях в Карелии на советско-финском фронте. «Товарищ Луото, действуя в составе разведовательно-диверсионной группы в районе Корписелькя принимал активное участие в бое с белофинской засадой. Своим огнем он помог товарищам выйти из окружения. В результате боя был ранен в ногу. Несмотря на это он пешком прошел 80 км и соединился со своими частями.

18-го августа 1941 г. во  время второй операции в глубоком тылу у противника в районе д. Нинисельга товарищ Луото принимал участие в разгроме автомашины с белофинскими солдатами, забрасывая ее гранатами.  Машина была разбита, в результате чего противником было остановлено движение на несколько часов. В этом же районе товарищ Луото принимал участие в разгроме офицерской легковой автомашины и подрывании двух мостов. Товарищ Луото принимает участие уже в пятой операции по разведке в глубоком тылу у противника. Везде проявляет мужество, упорство в бою и высокую дисциплину разведчика».

Орденом "Красная Звезда" был награжден также Матикка Эйно Вяйнович, 1908 г.р., рядовой-разведчик, агент-разведчик оперативного пункта разведотдела штаба 7-й отдельной армии.  В п.8 (каким военкоматом призван) указано: завербован в январе 1941.  «В течение июля, августа и сентября 1941 г. три раза ходил в тыл противника с диверсионно-разведывательными группами. Задачу выполнил на отлично. При нападении на объекты противника действовал смело и решительно. 28 сентября 1941 г. в связи отходом частей Красной армии из Петрозаводска был оставлен в тылу противника под Петрозаводском для выполнения агентурно-разведывательной работы. В тылу противника нелегально пробыл вместе с группой в течение 2-х месяцев. Задачу по разведке противника, проходящего по дорогам, выполнил отлично, обеспечивая командование разведматериалами по этому участку шоссейных дорог. При выполнении указанного задания участвовал в схватках с мелкими группами противника, причем проявлял личную стойкость и храбрость».

С началом Великой  Отечественной войны тысячи советских женщин встали на защиту Родины. В их числе оказалась и  Хуусконен Айра Карловна 1921 г.р., красноармеец-доброволец разведроты штаба 7-й отдельной армии. Она была награждена орденом "Красное Знамя" за неоднократное выполнение разведзаданий.

«Товарищ Хуусконен Айра Карловна находясь в составе диверсионно-разведывательной группы, выполняя специальное задание в районе Большие Горы в тылу у противника в 40 км от линии фронта 9.8.41 взрывчатым веществом под сильным огнем белофинских солдат подорвала телефонно-телеграфный столб, чем нарушила связь противника и личным примером увлекла остальную группу на точное выполнение боевого задания группы по взрыву важного в военном отношении моста на шоссейной дороге.

10.8.1941  во время нападения на автомашины автоколонны в тылу у противника товарищ Хуусконен, находясь в охранении, обеспечивала выполнение специального задания по уничтожению важного в военном отношении объекта. Несмотря на то, что группа, выполнив задание, начала производить отход, товарищ Хуусконен под огнем белофиннов через минное поле подбежала к невзорванному столбу, подорвала его, тем самым нарушила связь противника. Товарищ Хуусконен четыре раза ходила в глубокий тыл противника, проявляя там инициативу, смелость, находчивость».

Последний роковой поход для всех троих штабных разведчиков состоялся летом 1942 г. Финский исследователь Атсо Хаапанен в книге "Враги среди нас.  Десанты в Финляндии в 1939-1944" сообщает об их печальном конце. «Разведгруппа из трех человек (двух мужчин и девушки) летом 1942 г. года убила, перерезав горло, двух жительниц Петрозаводска – Ирину Полякову и Татьяну Денисову, чтобы завладеть их документами для дальнейшего использования. Центром их действия были одобрены. Вернуться к своим группе не удалось. Эйно Матикка, зарезавшего женщин, по приговору суда расстреляли. Радистка Айра Хуусконен  и Вейо Луото были приговорены к пожизненному заключению»[5].

Орденом "Красная звезда" был награжден Уттер Ханнес Ханнесович, 1919 г.р., беспартийный. Родился в г. Кливленд, США. В 1920-1930-е годы более шести тысяч финнов из США и Канады прибыли в  Советскую Карелию, чтобы внести свой вклад в строительство  коммунизма. Но многие ехали также в поисках работы, т.к. в США в это время бушевала Великая депрессия.

Уттер был завербован еще до начала войны  в ноябре 1940 г. в Петрозаводске как разведчик-агент  оперативного пункта штаба отдельной 7-й армии. «Товарищ Уттер Х.Х. впервые в зимних условиях 1941 г. сделал ходку нелегально за рубеж на лыжах. Задания командования выполнял отлично. В июле 1941 года тоже выполняя задания в тылу у противника вышел в расположение 168-й стрелковой дивизии в Сортавале, где в течение 15 дней участвовал в боях за г. Сортавала, причем в боях показал себя как храбрый, сильный и настойчивый боец, не щадящий своей жизни в борьбе за Родину. Оказавшись в тылу у противника после боя в критический момент вышел из окружения, проявив находчивость: в сумерках построил группу бойцов и под своим командованием провел по дороге под видом финских солдат, командуя на финском языке. В результате вся группа была выведена из окружения. В боях за город Сортавала уничтожил 10 финских солдат. 28.9.41 вновь с группой выполняет боевое задание в тылу белофиннов и дает ценные сведения командованию по радио».

В конце 1942 г. Уттер не вернулся из разведпохода и с тех пор числился пропавшим без вести. «10 ноября 1942 г. был выброшен в тыл противника в район Олонец для выполнения задания командования. С момента выброски связь с ним  установлена не была и его судьба оставалась неизвестной».

В состав разведовательно-диверсионной группы входили радисты. На эту должность часто назначались женщины.  Медалью "За Боевые заслуги" была награждена Райта Ева Эйновна 1920 г.р., красноармеец, разведчица-радистка оперативного пункта разведотдела штаба 7-й отдельной армии. «22 августа 1941 года в составе 22 чел.  диверсионно-разведывательной группы  была переброшена в тыл противника, где благодаря ее присутствию в группе как радистки, было обнаружено в тылу противника: штаб, склады боеприпасов и расположение автотранспорта. Передала сведения по радио, дав точно координаты местонахождения этих пунктов. Все это было направлено оперпунктом через разведотдел на аэродром и указанные объекты были уничтожены нашей авиацией. В столкновениях с белофиннами держала себя смело. Был момент, когда она своей грудью старалась сохранить радиостанцию, не считаясь со своей жизнью». Ева Эйновна скончалась 19.12.1992.

За годы войны в тыл врага были заброшены тысячи диверсантов и разведчиков, но большинство их подвигов было засекречено, многие пропали без вести. Разведчикам финского происхождения в этом отношении не повезло еще больше. Финны награждались как и остальные народы СССР и об их подвигах писали в советских газетах во время войны. Много говорилось о дружбе народов, о подвиге многонационального советского народа. Но за некоторыми народами тянулся шлейф «неблагонадежности». История финнов в СССР была неразрывно связана с массовыми депортациями, репрессиями, поэтому вспоминать о них в советской печати было нежелательно. 

После перестройки появились возможности для  объективного изучения истории. Однако большинство потомков финских переселенцев репатриировалось в Финляндию. Здесь их принимали как соплеменников, пострадавших от сталинских репрессий. Подвиги разведчиков-финнов, воевавших против фашизма, по-прежнему оставались неактуальными.  В Финляндии их не считали героями. 

Вечная память защитникам нашей Родины!  

  

                                                                                                            


[1] Ветераны вспоминают. Петрозаводск, 1979, стр. 58. 

[2] Г.Н. Куприянов. ”За линией Карельского фронта”, Петрозаводск, 1975, стр. 179-180.

[3] Журнал ”Kansa taisteli” №4 за 1958 гстр. 108. Перевод с финского.

[4] Seppo SudenniemiSalaisen sodan varjot. 1987, Otava, стр. 134. Перевод с финского.

[5] Atso Haapanen. Viholliset keskellämme. Desantit Suomessa 1939-1944. Minerva, 2012, стр. 456. Перевод с финского. 

Comments